Суббота, 18.11.2017
Леонид Герасимов
Меню сайта
Форма входа
Леонид Герасимов
 


Мысли вслух

"Детский мир"

Каждый из художников, свободно, по зову собственного вдохновения избирает тему своей работы, образ мысли, жизни, веру. У каждого из нас свои пристрастия, своя «главная улица», свой «мост». В этих коротких зарисовках-рассказах мне, например, особенно близка тема детства, юности, пропитанной солью морей и океанов, потом научных экспедиций и путешествий. Мой любимый герой – детство, юность.

По возрасту я давно уже не юнец, но, наверное, на всю жизнь сохраню душевную верность родной улице Архивной, Архивному, Суворовскому мосту. Снова и снова мысленно я возвращаюсь к славной истории Симферополя, к его замечательным людям, к их мечтам, планам, надеждам, к их сегодняшним чаяниям, горестям и заботам.

Одна из моих последних работа – цикл графических листов, посвящённых воспоминаниям детства, старому городу 50-х – 60-х годов. Пришлось прочитать огромное количество книг, документов, изучал архивы. Чем глубже я «вгрызался» в эту тематику, тем больше болело сердце, тем больше увлекался ею, понимая, что она открывает для меня в искусстве широчайшие возможности. Нет, я не предал технику акварели «посырому», просто я решил раздвинуть диапазон технических возможностей графики. Да ведь это одна из глав истории Симферополя. В своих графических работах пером, тушью я старался сочетать элементы символические, обобщённые с конкретной документальностью, вплоть до «портретного» сходства старых улиц.

В этих работах я упрямо искал варианты композиционного решения, отбирал изобразительные средства. В результате длительных экспериментов с тушью, крепкой чайной заваркой, работой пёрышком, гелиевой пастой, акварелью, акрилом и невесть ещё чем, что «попадает» под руку во время творческого вдохновения, в результате многочисленных экспериментов родилась такая форма. Возможно, новшеством и новаторством эти работы не блещут, но я старался быть искренним и честным по отношению к своим детским и юношеским воспоминаниям. Сочетание документа, поэзии и символики, таким был путь этих экспериментов и поисков. Я старался использовать самые современные материалы.

Да, мои работы не блещут современными авангардными тенденциями. Модными их не назовёшь. Вообще не люблю, когда, говоря об искусстве, употребляют замусоленное словечко «мода». Конечно, многое в формах искусства меняется. Ведь согласно современным течениям, чем ужаснее, вульгарнее, пошлее произведение, тем больше считается «продвинутым». Это зависит не от стремления отдельных людей, во что бы то ни стало слыть модными. Процесс обновления форм в искусстве происходит вне зависимости от желаний отдельных художников. Он идёт по объективным законам. И задача художника – понять эти законы, способствовать своим творчеством «очеловечиванию» этих законов. Своим искусством помочь людям стать добрее, доброжелательнее друг к другу. Обновление форм идет, прежде всего, как результат обновления содержания, обогащения и многомерности мысли художника. Обновление формы в искусстве находится, к сожалению, в прямой зависимости от пагубности научно-технического прогресса нашей эпохи. Например, с развитием химии появляются новые красители, краски, эмали, эмульсии. Синтетические, более устойчивые, прочные, долговечные фиксажи, лаки и т.п., открываются и новые технические возможности для всех видов графики, в том числе и для акварельной живописи. Это с одной стороны закономерно, естественно, а этого нельзя не учитывать. Плохо, когда мы при всех этих новшествах забываем старые традиции, старые технологии, старые школы. Но при чём здесь люди? Мы используем в искусстве всё, что даёт нам современная жизнь. Всё, что работает на осуществление, на движение нашей идеи. И новаторство в изобразительном искусстве, конечно же, существует. Но! В чём я вижу, прежде всего, новаторство? Прежде всего, в совершенно новой, качественно новой масштабности мышления, отличного от того мышления, которое так упорно насаждалось нашему народу в продолжение 70 лет безумного и безбожного мракобесия. Как печально, что в искусстве мы подзабыли или мало используем богатейший опыт духовности старых мастеров, в том числе Передвижников. Мы вышли из узкого железного занавеса, а что взамен получили? Нас увлекают глобальные проблемы – европейского и всемирного масштаба, так называемый «прогресс». И появляются всё новые и новые работы, отмеченные страстью, чуждой нашему народу, нашим христианским традициям.

Как известно, графика – один из самых публицистических видов изобразительного искусства. Графика даёт возможность актуально, оперативно и остро реагировать на проблемы эпохи. А проблем у нас сейчас – океан. Живопись – процесс более длительный, скульптура – тем более. Тем более у графики есть возможность держать палец на пульсе времени, исправляя всё «псевдо-модное», «продвинутое». Быть всегда начеку! Ведь люди «облагородили» грех, разлагаются и душевно и телесно. У моей тёщи есть животные. Так вот и мы, люди, дошли в своей безнравственности и бездуховности до состояния животных. Эти животные у неё сперва входят в хлев, испражняются, мочатся, потом навоз начинает разлагаться, перегорать и животным становится тепло. Им нравится в стойле и не хочется никуда из него уходить. Так и мы – ощущаем «тепло» греха, в котором живём, привыкли и не хотим из него уходить. Мы чувствуем, какое зловоние идёт от телевидения, современных газет и реклам, но не хотим уходить от «тепла». Если к тёще приезжает и входит в хлев новичок, то он не может выдержать этого зловония. А другой уже привык, он постоянно живёт в хлеву, и смрад его не беспокоит. Да такая же греховная жизнь была во многих эпохах. Взять хотя бы древний Рим. Но в Риме поклонялись идолам, люди были язычниками. Но не будем брать за образец примеры наибольшего упадка из каждой эпохи. Сегодня грех ввели в моду. Мы православный народ, а до чего докатились! Самое страшное, что мы повально увлеклись грехом и, видя, что кто-то не следует духу времени, не грешит, имеет капельку благоговения, – называем его отсталым, ретроградом, не продвинутым. Про таких благочестивых людей, живущих по Божиим законам, часто говорят «осовремененные»: «Как всё запущено!». Ну не цинизм ли это?

Кинотеатр им. Шевченко

До революции пьяница или распутник даже на базар стыдился пойти, потому что люди стали бы над ним насмехаться. А если женщина погуливала или бросала венчанного мужа, то она и нос-то из дома боялась высунуть. А сегодня на девственницу говорят: «От жизни отстала, с луны свалилась?». Но при чём здесь художник? Ну, кому, как не художнику, возвращать людей к моде на целомудрие, духовную красоту, к истокам нашей родной культуры, которая вышла-то из христианства, из Православной Церкви? Ну, какому абстракционисту ещё нужно объяснять, что он прожигает жизнь впустую? Его искусство в лучшем случае – упражнения по композиции уровня художественной школы. Ну не можем мы в наше столь греховное время просто так упиваться своим творчеством. Творчеством ради творчества. Ради своего эгоистичного «я». «Я так вижу, я так чувствую, я так считаю». Уже такая постановка сродни рождению сектантства. Когда мы так рассуждаем, то чем мы отличаемся от сектантов, которые расплодились в советские и постсоветские времена, как лжеопята на опушке леса. Сектант поступает так, как ему примерещилось, как ему выгодно, как кажется логичным по светским законам и понятиям. Но все эти «законы» писаны на грязных и даже кровавых листках атеистических времен. Как важно сейчас найти в себе мужество и отречься от этих псевдо законов, от своих прежних заблуждений, грехов, уставов и т.д.

Ну, нет. Нет, и не будет у нас другой дороги вернуться в очеловеченное общество, как повернуться лицом к Богу, к нашей родненькой Православной Церкви. Что мы ищем в по уши погрязшей в грязи и разврате Америке и Европе? Мне посчастливилось и в советские времена, при «железном занавесе», не раз бывать за рубежом, видеть упадок культуры. Когда я заходил в художественные галереи, было ощущение, что я попал в клинику для душевнобольных. И это тоже называлось «авангардом», «продвинутостью», «прогрессом». Когда мы создаём картины, где присутствует страсть и грех, – это от дьявола; если в картинах проповедуем добро – это от Бога. Это ведь так просто. Определиться, с кем мы, с дьяволом или с Богом. Все наши мысли, дела и картины если не с Богом, то автоматически с дьяволом. Третьего не дано. Мы все отягощены страстями. В особенности люди неординарные, творческие – поэты, музыканты, артисты, певцы, писатели, художники. Если мы попытаемся жить по Божиим Законам и отречёмся от своих прошлых ошибок, помрачённого советским строем ума, выбросим из себя гордыню, Господь обязательно нам поможет. Не может не помочь. На Земле ещё не было ни одного случая, чтобы грешнику, отрекшемуся от прошлой греховной жизни, чтобы ему не помог Бог. По себе знаю. Невозможно, чтобы Бог не помог, если нет опасения, что человек по своей остаточной гордыне припишет это себе. Лишь только у нас исчезает предрасположенность к гордости, мы становимся духовно здравыми, как Бог сразу же избавляет нас от мучащей нас страсти греха и вознаграждает за этот подвиг «сверх нормы». Другое дело, что мы не хотим и не имеем ни малейшего желания, признать свою греховную болезнь. Признать – это удел сильного духом. Ведь столько лет жить одними идеями и вдруг учинить «чистку» своего компьютера у себя в голове. Но что мы теряем, кроме грязи? Нам ведь нечего терять, кроме своих цепей и грехов! Но чтобы получить помощь от Бога, мы должны помочь Ему своим смирением. Необходимо произнести примерно следующее: «Господи, я такой никчемный художник и плохой человек, твой дар употребляю на развлечения, на светскую жизнь, а тебя ни разу не поблагодарил за свой талант, ничего полезного для тебя, мой Господь, не сделал! Прошу Тебя, прости меня и помоги мне». Тогда Бог помогает, потому что душа, добрым и смиренным расположением вверившая себя в Его руки, имеет право на Божественную помощь. Это знал Святой Андрей Рублёв, это знали Передвижники, кто хотел, жил по Божиим Законам, это знали до революции, это знают все истинно верующие люди. Так учит святая Православная Церковь.


Поиск


Счетчик посещений
Copyright MyCorp © 2017